publicverdict


"Общественный вердикт"


Previous Entry Share Next Entry
ВС Коми признал бесчеловечной практику содержания женщин в ИВС под присмотром мужчин
publicverdict
Марина Седова
                                                                                               Марина Седова. Фото: Андрей Шопша (с.) / Красное знамя

3 апреля 2013 года, Сыктывкар (Республика Коми).
За находящимися в полицейских изоляторах женщинами не должны надзирать мужчины. Иное является нарушением статьи 3 Европейской Конвенции по правам человека, запрещающей пытки и иные формы унижения человеческого достоинства. Такое не имеющие прецедентов судебное решение обнародовал Верховный суд Республики Коми по результатам рассмотрения жалобы студентки Марины Седовой на условия её содержания в спецприемнике полиции города Сыктывкара. Юридическую помощь студентке оказал Фонд «Общественный вердикт». 

Марина Седова была задержана вечером 9 июля 2012 года за участие в акции протеста, приуроченной к годовщине решения мэра Сыктывкара, запрещающего проведение мирных собраний граждан на центральной площади столицы Коми. На протяжении двух последующих суток как административно задержанное лицо она содержалась в спецприемнике УМВД России по городу Сыктывкару, где в качестве тюремного персонала работали исключительно мужчины. За поведением задержанной в камере велся постоянный визуальный контроль через глазок в двери (туда заглядывали каждые 15-20 минут, в том числе, в ночное время). При этом через глазок просматривались не только жилая часть камеры, но и установленные в ней раковина и унитаз. Полицейские подсматривали за студенткой даже при посещении ею врача спецприемника (тоже, кстати, мужчины).

В последующем, при поддержке Фонда «Общественный вердикт» и Коми правозащитной комиссии «Мемориал», Марина Седова обжаловала условия своего содержания в спецприемнике в Сыктывкарском городском суде. При этом она ссылалась на нарушение полицией статьи 3 Европейской Конвенции по правам человека, запрещающей пытки и иные формы унижения человеческого достоинства. Городской суд 12 декабря прошлого года признал условия содержания девушки в спецприемнике незаконными, указав на то, что УМВД России по городу Сыктывкару нарушило принятые ООН Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Согласно этим правилам, «заботу о находящихся в заключении женщинах и надзор за ними следует возлагать только на сотрудников женского пола».

При этом городской суд в своем решении не стал прямо указывать, являются ли такое нарушение минимальных стандартных правил еще и нарушением статьи 3 Европейской Конвенции по правам человека. Это вынудило юриста Фонда «Общественный вердикт» Эрнеста Мезака обжаловать решение Сыктывкарского городского суда в апелляционном порядке. Рассмотрев жалобу студентки, Верховный суд Республики Коми в своем определении разъяснил, что городской суд, признавая, что полиция нарушила конституционное право заявительницы на гуманное обращение и уважение её достоинства, опирался и на статью 3 Европейской Конвенции по правам человек.

«Вынесенные по делу Марины Седовой судебные акты впору назвать революционным. Во-первых, это редкий случай, когда российские суды нашли унижение человеческого достоинства в ситуации, аналог которой ранее не рассматривался в Европейском Суде по правам человека. Во-вторых, результат рассмотрения дела позволят требовать существенных изменений штатных расписаний огромного количества ИВС и спецприемников системы МВД России, где либо вовсе отсутствует женский надзирающий персонал, либо его численность недостаточна для выполнения требований ООН к условиям содержания женщин в местах лишения свободы», – прокомментировала ситуацию директор Фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина.

Стоит отметить, что содержание женщин-заключенных под присмотром мужчин-полицейских ранее осудил Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин. В 2011 году он рассмотрел жалобу гражданской активистки Инги Абрамовой, которая провела пять дней своего ареста в ИВС белорусской милиции в Бресте, где, как и в Сыктывкаре, отсутствовал женский надзирающий персонал. Установив, что надзиратели обыскивали Ингу Абрамову, навязчиво наблюдали за ней через глазок в двери камеры и отпускали в её адрес негативные высказывания, комитет охарактеризовал такую практику как оскорбительное и унижающее человеческое достоинство обращения, а также как разновидность сексуального насилия.

?

Log in

No account? Create an account